image_pdfоткрыть в PDFimage_printпечать









Мне было сорок пять, когда мой двадцатилетний сын погиб в автокатастрофе. Не помню, как пришел полицейский и сказал о случившемся. Мне уже дочери позднее рассказывали. Витя собрался поутру и пошел на остановку, сел в маршрутку. Шофер заснул за рулем и врезался на тротуаре в ларек по продаже фастфуда. Маршрутка была битком, много стоячих людей. Погибло девять человек, промеж которых был и Витя.

Я очень мучительно пережила утрату сына, даже в больнице лечилась.

Спустя сорок дней после погребение я стала потихоньку успокаиваться. Дочери убрали все воспоминания о Вите, фотографии, вещи. Переставили мебель. Мне действительно стало легче. Но как-то я готовила обед, услыхала шаги в коридоре, шорох снимаемой куртки. Я автоматически спросила: «Витя, это ты? Но мне никто не ответил, я вышла в коридор, а там никого. Да и быть никого не могло, ведь ключи есть лишь у меня.

У меня мурашки пробежали по спине. Я тогда стала молиться, чтоб это был Витя, мол все что случилось стало бы просто страшным сном.

Но такие ситуации стали совершаться чаще. Я наливала две кружки кофе, усаживалась за стол и ставила вторую кружку с кофе  напротив меня. Стул напротив обычно скрипел, а кружка слегка двигалась. Кофе в ней расплескивался. Я плакала от понимания, что мой сын
возвратился домой. Когда я заканчивала пить кофе, его стул снова скрипел, раздавались удаляющиеся шаги. Он уходил в свою комнату.

Но сильнее всего его было слышно ночами. Стуки, шаги, скрипы открывающихся дверей.

Один раз я ощутила, как он присаживаться на кровать рядом со мной, гладит меня по голове. Он всегда так делала, когда приходил поздно ночью. Но постепенно его приходы взамен счастья стали вызывать беспокойство. Я понимала, что это ненормально. Следовательно его душа не упокоилась и теперь не может найти приюта. Я говорила с ним, умоляла оставить меня и отправляться дальше. Но Душа Вити не желала оставлять дом.

Я стала навещать церковь, ставила свечки за упокой, разговаривала со священником. Приносила домой иконы, ставила свечи. Но на седьмой день я со слезами попросила Витю уйти, держа в руках икону и зажженную церковную свечу. Стекло на кухонном окошке вдруг зазвенело, треснуло и свечка затрепетала.С тех пор Витю я в своей квартире не ощущала.
Такое смешанное чувство, ведь мой сын чувствовал себя дома, а я прогнала его. Может, не стоило так резко отказываться от общения с ним?

Напишите в комментариях что вы об этом думаете?

image_pdfоткрыть в PDFimage_printпечать
0 0 голоса
Рейтинг статьи

от admin

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x